23 августа исполнилось 130 лет со дня рождения Виктора Мея, признанного мастера портрета и натюрморта, театрального художника и преподавателя живописи и рисования, одного из основателей первого в городе творческого объединения живописцев — Троице-Сергиевского художественного общества.

Виктор Альберт Фрицев Мей

Родился в Смоленской губернии в семье железнодорожного служащего Фридриха Мея, происходившего из прибалтийских немцев. В первые годы XX века семья переехала в Московскую губернию, где отец был назначен начальником станции Сергиевского посада Московско-Ярославской железной дороги.

Виктор увлекался рисованием с раннего детства. Работы гимназиста Виктора Мея экспонировались в московских художественных галереях, публиковались в журналах. В 1914 году Мей окончил Строгановское училище. На одной из выставок его педагог Дмитрий Щербиновский представил ученика Илье Репину.

В Первую мировую способного юнкера определяют картографом в армию. В начале Луцкого (Брусиловского) прорыва в июне 1916 года Мей тяжело ранен. Демобилизован по состоянию здоровья в декабре 1917 года.

Виктор Мей возвращается в Сергиев, где живописует и преподаёт в течение последующих 57 лет. Он учит рисованию в школах, руководит художественными студиями, ведёт курсы художников, преподаёт в Техникуме игрушки. Персональные выставки Виктора Мея состоялись в Загорске в 1936, 1947, 1957 и 1988 годах.

И если картины Виктора Мея до сих пор находят место на стенах выставочных залов и художественных галерей, то место его захоронения на Старом кладбище до недавнего времени ожидало более достойной участи.

Крестница Мея и немецкая автономия

В июле место захоронения на Старом кладбище привели в порядок: спилили засохшее дерево, поставили новый дубовый крест, разбили цветник. Внучка Татьяны Павловны Макарьевой (гражданской жены Мея) — и крестница Виктора Фёдоровича — Татьяна Михайловна Макарьева благодарит Полину Рудольфовну Ленц и немецкую диаспору Сергиева Посада за помощь и делится с нами детскими воспоминаниями.

«Я звала его дедушкой»

Её бабушка Татьяна Павловна с мужем Сергеем Терентьевичем Писаревым, его сыном и своими двумя дочерями приехали в Сергиев в конце 20-х. Жили в соседних домах с Виктором Меем и были очень дружны.

Муж Татьяны Павловны и Виктор Фёдорович понимали: скоро начнётся война. Сергей Терентьевич пошёл добровольцем на фронт и не вернулся. В армию тогда призывали до 50 лет, а Мею в то время было уже больше… Со слов женщины, к тому же его спасло ранение в колено, полученное в июне 1916 года. «И так сложилось, что после войны бабушка стала гражданской женой Виктора Фёдоровича, его верной спутницей жизни до конца дней. Их отношения выдержали испытание временем», — вспоминает Татьяна Михайловна.

Виктор Фёдорович жил с мамой Вильгельминой Христофоровной, сестрой Софьей Фёдоровной и братом Николаем Фёдоровичем.

Говорит внучка

Татьяна Михайловна Макарьева родилась в 1952 году. В июне 53-го Виктор Фёдорович Мей стал её крёстным, называл её Татой, а она его — дедушкой.

Каждый вечер бабушка читала вслух. С пелёнок и лет до 12-13 внучка прослушала всю русскую и зарубежную классику. Дедушка в это время что-нибудь мастерил. «Моё детство прошло среди картин Мея, которые висели на стенах его дома. Это мои первые художественные впечатления. Дед очень нежно относился к бабушке: называл её "голубушка", часто целовал руку. Вообще был очень галантный».

По вечерам они с бабушкой читали, с утра выезжали на пленэр. Собирали бутерброды, термос и шли на электричку. Обычно ездили в Абрамцево. И внучку брали с собой. Пока дед работал, бабушка читала вслух. Они посещали и художественные выставки в Пушкинском музее и Третьяковке. Это было важной частью их жизни.

Круг общения

Виктор Федорович вёл замкнутый образ жизни. Кроме бабушки, брата и сестры мало с кем общался. И вместе с тем был приветливым человеком, со всеми ладил и имел ровные добрые отношения. К новым знакомствам не стремился. В дом допускали очень выборочно, причём большинство посетителей были из старой, дореволюционной жизни. В быту он был человеком очень скромным, непритязательным, аскетичным.

«К моей маме — Ие Владимировне Макарьевой относился хорошо, пастелью написал её портрет. С маминым портретом связана забавная история. На нём романтическая девушка в белом платье с рюшками, держащая букетик ландышей в руке. Такая тургеневская барышня. Но чтобы портрет взяли на выставку, его пришлось озаглавить «Комсомолка».

Дедушка был очень религиозен исповедовал лютеранство, что, естественно, не афишировал. Дважды в день молился, во время молитвы заходить к нему было запрещено. Всегда отмечали Пасху. Крашеные яйца внучка с дедом расписывали золотой и серебряной краской.

Виктор Фёдорович был очень рукодельным. Придумывал и мастерил замечательные вещи. Внучка помнит что-то вроде термоса из спичечных коробков и замечательные качели во дворе.

Когда она выходила замуж, Виктор Мей подарил ей старинные обручальные кольца своих родителей: «Кольцо, которое я сейчас ношу постоянно, — кольцо его отца». До последних дней бабушка преданно ухаживала за Виктором Фёдоровичем, была верной его подругой. Они сохранили очень добрые, нежные отношения.

 

На фото: «Автопортрет» Виктора Мея 1952 г., «Автопортрет» Виктора Мея 1913 г., Виктор Мей «Вид с Нижней улицы» 1918 г.,  Татьяна Макарьева и Полина Ленц. Старое кладбище, июнь 2018 г.