Телефонный звонок

 

Зажглись гирлянды, и вспомнилась старая шутка. Гудок, гудок, гудок…

 

— Алло.

 

— Александр Борисович, помните анекдот? Стивен Спилберг звонит актёру Васе и умоляет — прилетай в Голливуд, выручай, Шварценеггер заболел! А Вася ему такой: Стивен, дорогой, какой Голливуд?! У меня ёлки!

 

— Ага, помню!

 

Это мы говорим с Александром Теренковым, сергиевопосадским режиссёром-постановщиком. Именно от него я услышал однажды тот самый анекдот про воображаемого актёра Василия, настолько занятого в новогоднем представлении, что даже Спилбергу отказал.

 

— Интересно, сколько там правды? Ёлка — больше чем спектакль?

 

— Да, и это ведь не просто приработок. Тут же надо быть на виду: если один раз откажешься играть Деда Мороза, то в следующий раз могут и не позвать.

 

Отказаться от ёлки?

 

Анекдот про Васю и Спилберга появился не на пустом месте. Новогодние ёлки приносят участникам хорошую прибавку к зарплате. Несколько выходов, как правило, обеспечивают актёрам те же заработки, что они получают в течение месяца. Но вот парадокс: некоторые предпочли бы отказаться от такой возможности. То есть не проводили бы ёлки совсем.

 

“Я бы хотела, чтобы в перспективе новогодних представлений у нас не было. Профессиональный, драматический театр, к числу которых мы себя причисляем, должен уйти от этого“, — говорит директор сергиевопосадского “Театрального ковчега“ Марина Игнатова.

 

Но серьёзные репертуарные театры пока не могут не заниматься шуточными детскими постановками. Конечно, когда-нибудь театр поставит в последних числах декабря “Свадьбу Кречинского“ или другую комедию, создаст праздничное настроение для взрослых, и попрощается до следующего года. А с ёлками отлично справятся Театры юного зрителя и кукольные театры.

 

Это станет верным знаком того, что репертуарные театры научились зарабатывать исключительно драматическим искусством. Пока что такое удалось лишь считанным коллективам, да и то только тем, что на слуху и к тому же получают совсем другое финансирование — например, Губернскому театру Сергея Безрукова или театру Вахтангова. На сценах небольших городов ёлки проводятся практически повсеместно.

 

Негласный ёлочный этикет

 

“Музыка на новогоднем представлении должна быть такой, чтобы ребёнок продолжал напевать эти песенки по дороге домой, в маршрутке, на улице“, — говорит Александр Ломейко, режиссёр Дворца культуры им. Ю. Гагарина, ответственный за идею спектакля в этом году.

 

Дворцу повезло: музыку для новогодних представлений каждый год пишет известный сергиевопосадский музыкант Игорь Островский, а декорациями занимается Вадим Беба, один из немногих местных специалистов, работающих с музейными и концертными интерьерами.

 

Для новогодней ёлки с нуля создают не только звуковую дорожку и декорации. Заново пишут сценарий, шьют костюмы для десятков занятых актёров. Бюджет подобного представления, судя по всему, немалый.

 

Дворец культуры в этом году удивит и техническими новинками — часть новогоднего спектакля пройдёт в 3D. Трёхмерную Бабу-ягу дети увидят через очки, что выдадут на входе, точь-в-точь как в кинотеатрах. Пространственные объ-екты создавали в сергиевопосадском филиале ВГИКа.

 

Есть негласное правило: ни одна новогодняя ёлка не должна повторяться. И даже маленький Дом культуры в посёлке Лоза, чьи финансовые возможности бессмысленно сравнивать с возможностями Дворца, каждый год ищет что-то новое. Рецепт проверенный: берут персонажей известных книг или мульт-фильмов и переносят их в новые обстоятельства. Интересно, что с актёрами то же самое: сценарий пишут исходя из того, кто что сможет сыграть. “Мы бы замахнулись на Вильяма нашего Шекспира, — говорит худрук Ирина Дубовская, — но выбирать не приходится“.

 

Впрочем, это тайна, о которой зрители не должны догадываться.

 

 

Владимир Крючев

Фото Сергея Семенькова