Буквально в паре минут ходьбы от Лавры проживает удивительной судьбы человек — Серёжа Аветисович Серопян. Именно «Серёжа» — так по паспорту, хотя для родных и близких он всегда был Сергеем. Имя ему дали родители в честь преподобного Сергия Радонежского. На днях ему исполнилось 95 лет, он бодр и очень хорошо помнит Великую Отечественную войну. На фронт он отправился добровольцем.

Турция, Моздок, Армения

В Сергиев Посад Серёжа Аветисович переехал лет двадцать назад. Издалека — жил он в Армении. Говорит, ни за что бы не покинул Ереван, если бы не Свято-Троицкая лавра. Он верующий человек, и ему было важно находиться ближе к святым местам. Об одном жалеет, что не перебрался сюда раньше.

Живёт Серёжа Аветисович за Лаврой, на улице Фаворского. У него добротный, светлый, очень ухоженный дом — по хозяйству ему помогает внучка. Молодая девушка не из ленивых, всё здесь держится на ней.

В наши дни мало кто помнит историю своей семьи. Хорошо, если дватри поколения «вглубь», а то нет и этого. В этой семье к памяти о предках относятся очень серьёзно. Дедушка Серёжа рассказывает своим внукам о том, кем они были. Это всегда очень интересные рассказы. И вот почему.

Отец и дядя Серёжи Аветисовича, будучи подростками, бежали в Армению из Турции в 1915 году из-за геноцида, устроенного османами

Это был самый разгар уничтожения армянского народа. Примерно так же происходило в фашистской Германии: турки сгоняли армян в лагеря и планомерно уничтожали. Голод, болезни, издевательства. Отец воевал в отряде Андраника Озаняна — лидера национального движения против турецкого господства. Сколько погибло тогда невинных людей, до сих пор не установлено. Счёт идёт на миллионы, земля до сих пор неохотно, но выдаёт неизвестные кости в местах массовых захоронений.

В Армении отец Серёжи Аветисовича занялся пчеловодством. Выбрал место, где построил дом (на средства от продажи двух лошадей), вокруг которого позже разрослась деревня, разбил пасеку. Говорят, его дом до сих пор цел — односельчане с уважением относятся к Аветису-основателю. Даже в голодное военное время его не разграбили, хотя запасов мёда было много.

Мужчина женился на скромной женщине из деревни Мастара по имени Сатеник. Но в 1936 году его обвинили в антисоветской деятельности, причастности к отряду Андраника, и расстреляли. «Говорят, он проводил через свой дом монахов и священников. Мне тоже было их жалко, я говорил тогда, что, когда вырасту, стану монахом. Через год нашу семью выселили в Моздок. Выселяли зимой, по снегу. Транспорта не было, шли пешком», — рассказывает ветеран.

В семье было 5 детей. Отца им заменил дядя. Они сменили фамилию — стали не Ованесянами, а Серопянами, ведь родство с «врагом народа» могло повлечь серьёзные последствия.

Зарабатывала семья конным извозом. В Моздоке они прожили до войны. О том, что фашисты пошли войной на Россию, узнали от местных военных. Семья приняла решение вернуться в Армению. В Ереване наш герой получил профессию электрика. «Когда возраст подошёл, дядя мне сказал: иди добровольцем. И я пошёл», — вспоминает ветеран. И он отправился воевать за страну, которая так жестоко обошлась с его семьёй.

«Тамань», которая дошла до Берлина

Серёжа Аветисович вошёл в состав единственного национального формирования, которое дошло до Берлина и приняло участие в штурме, — это 89-я Армянская Таманская дивизия. Благодаря полученной ранее специальности электрика он стал связистом. Дочь Серёжи Аветисовича Анна Сергеевна говорит, что отец всегда считал, что ему крупно повезло, что он не убил на той войне ни одного человека. Его делом было прокладывать связь — идти впереди, обеспечивать возможность передачи данных. Это очень опасно, но, по его мнению, отнимать жизнь у другого человека — ещё страшнее. Обучение он проходил на территории Грузии, а уже оттуда юношу отправили на фронт. Серёжа Аветисович — свидетель событий, которые происходили в районе Керченского пролива.

Он мог погибнуть не единожды. И не только от вражеской пули. Серёжа Аветисович несколько раз серьёзно болел — в первый раз малярией, во второй — туберкулёзом. Весть о победе застала его в Грузии, в госпитале, на больничной койке. Сказать, что люди радовались, означает ничего не сказать.

В 1944 году здесь шли затяжные и изнуряющие бои за Крым, за то, чтобы удержать захваченный плацдарм. О том, что творилось в этой мясорубке, и о доблести 89-й Таманской дивизии написано немало книг. Но о своей личной войне ветеран рассказывать не любит, как и многие из тех, кто побывал на фронте.

Серёжа Аветисович был награждён медалью «За победу над Германией», имеет и другие награды. Наш связист возвратился в Армению, в родную деревню, а после уехал в Ереван, где дядя стал главным инженером на каучуковом заводе.

Жили скромно, вдевятером в одной комнате. В 1953 году он женился. Как ни странно, найти любящую и трудолюбивую спутницу жизни помог… туберкулёз. В одном из санаториев Ялты, где ветеран долго восстанавливался после перенесённых на фронте заболеваний, он повстречал будущую жену — девушку Нину.

Позже Серёжа Аветисович получил собственную комнату в коммуналке, а до этого момента всё хозяйство держалось на супруге — первой невестке в доме. В общем-то, это благодаря её усилиям Серёжа Аветисович смог окончательно вылечиться от туберкулёза.

Серёжа Аветисович свою жизнь также связал с предприятием по производству каучука. Сейчас у Серёжи Аветисовича трое детей, пять внуков и шесть правнуков. Это большая и дружная семья, главой которой он всегда был и остаётся. В Сергиевом Посаде он обрёл новый дом. Здесь его знает вся округа как доброго и отзывчивого человека, готового помочь — и делом, когда были силы, и молитвой.

Евгения Николаева