Пока французы пышно праздновали очередную годовщину падения Бастилии как символа тирании и произвола, гражданские активисты Сергиево-Посадского района, подобно Якобинскому конвенту, поделились на два непримиримых крыла. В результате консультативно-совещательный орган рискует повторить судьбу Людовика XVI и Максимилиана Робеспьера.

На четвёртый созыв Общественной палаты возлагали большие надежды. В него, как в генератор смелых и неординарных идей, верила местная власть. За него, как за дополнительную возможность влиять на жизнь своей родины, голосовало демократически настроенное население. Его пришёл поприветствовать глава района Михаил Токарев, настроенный на конструктив и открытое дружеское общение. «Я вам желаю удачи, терпения, умения слышать друг друга. Себе — умения слышать вас. А вам — умения слышать нас», — напутствовал друзей и коллег предводитель администрации.

Стартовое заседание, призванное оформить структуру консультативно-совещательного органа, обозначить первые направления и приоритеты, прошло в духе французских революционеров. А попытка выбрать председателя и утвердить составы профильных комиссий оказалась неудачной.

На пост «общественника № 1» обозначились два претендента —философ Олег Устинов, председательствовавший в третьем созыве, и ветеран МВД и боевых действий Дмитрий Казанцев. Оба подготовились неплохо. Первый выступил с зажигательной и убедительной речью, поставив Общественную палату в один ряд с народным ополчением Минина и Пожарского. Второй сколотил вокруг своей персоны дружную команду единомышленников.

Дмитрия Казанцева поддержало большинство присутствовавших коллег — 20 из 36. Основными аргументами в пользу силовика его сторонники выдвигали статус пенсионера, позволяющий с головой погрузиться в общественную деятельность, и низкие рейтинги Общественной палаты третьего созыва. Для легитимного председательства, правда, этого оказалось недостаточно. По нормам регламента кандидатуру должны утвердить как минимум 23 человека. Поддержали 20, остальные 14 были за Олега Устинова, желая сохранить преемственность и видеть во главе «консультантов-совещателей» интеллигента-гуманитария.

Попытались выдвинуть «третью силу» — ветерана общественных баталий Татьяну Горячеву, как председателя-посредника при двух сильных заместителях, но без особого успеха… К столь крутому повороту собравшиеся не были готовы.

Теперь Общественную палату ждут новые выборы председателя. Можно сколько угодно пенять на уязвимость регламента, искать конспирологические параллели с датами Великой Французской революции, но демократический институт подвела в первую очередь низкая дисциплина. 20 % списочного состава по тем или иным причинам проигнорировали первое заседание. А присутствуй они — и о гильотине бы не вспоминали, и район бы обрёл дееспособную команду защитников собственных гражданских интересов, готовую приступить к работе.