Пионеры школы № 19 идут на демонстрацию, начало 1980-х годов

Фото pastvu.com 

Рита ТИХОМИРОВА, председатель Совета депутатов Сергиево-Посадского округа, лидер местного отделения партии «Единая Россия»:

— Пионерское детство своё помню хорошо. Мы постоянно делали какие-то добрые дела. Я родилась в семье, где любили и умели трудиться, и любовь к труду прививали с детства. А пионеры — это, прежде всего, кто? Помощники! Собрать макулатуру, помочь соседской бабушке, всё это у нас было как само собой разумеющееся. Корни моего желания помогать людям во взрослом возрасте — это как раз из пионерских лет.

А ещё пионеры — это и любовь к книгам, мы очень много читали тогда, в том числе и про пионеров-героев, и про «Молодую гвардию». Я даже переписывалась с мамой Олега Кошевого! Помню, когда мы переехали в Выборг, я пошла в третий класс, и меня сразу сделали звеньевой. Мой папа очень гордился мной, до сих пор помню, какие слова он мне сказал после родительского собрания, где эта новость была объявлена, хотя прошло уже немало лет!

Если говорить про сегодняшнее время, то я скажу так: пионерской организации очень не хватает, было бы здорово, если она возродилась с той же смысловой нагрузкой, неважно, какая из партий это бы реализовала. Ведь потом ребята подрастут и уже сами для себя определят направление, а детство у них будет настоящее! Всех со 100-летием пионерской организации! Пионеров бывших не бывает!

Валерий ХОВРАЧЁВ, окружной депутат:

— Я гордился, что у меня был значок октябрёнка, и очень ждал, когда буду пионером. В пионеры принимали только за хорошую учёбу и примерное поведение, поэтому все старались. Галстук мне повязали на школьной линейке. Потом я его берёг, гладил каждое утро.

В школе наш отряд носил имя пионера-героя Вали Котика. Запомнился пионерский костёр, на который мы каждый год ходили на День пионерии. Этого события все очень ждали. Успел я побывать и в комсомоле. Причём настолько хотел быть комсомольцем, что подделал дату рождения: из 74 года сделал 73. Афёра была такая, что я как бы потерял свидетельство о рождении, и в домовой книге лезвием подтёр цифру 4 и исправил на 3.

Что-то объединяющее молодёжь должно быть. Слово «пионер» какое-то звучное, красивое, доброе. А скауты и молодогвардейцы — всё не то. Я знаю, что знак «гвардия» присваивается за подвиг человеку или воинским подразделениям, которые отличились в каких-то боях.

Сергей ГОРЯЧЕВ, окружной депутат:

— Начиная с первого класса и до комсомольского возраста я всё время ездил в пионерские лагеря. Для меня это был праздник, потому что лето в деревне начиналось с огородных работ.

А в пионерском лагере нас только пару раз за смену возили полоть кукурузу. В 1967 году мне довелось побывать в лагере «Артек». Я был председателем совета школьной дружины, меня как активиста направили туда отдыхать. В нашу смену в лагерь приезжал Юрий Алексеевич Гагарин. Это как раз был последний год перед его гибелью. Так что «Пионерская зорька» для меня была всегда и играет сейчас.

У молодёжи должна быть организация с правильным историческим уклоном любви к России. Не скажу, что это должен быть именно «молодёжный парламент», но такие деления, как «звёздочка», «отряд», должны присутствовать. Это порождает хороший соревновательный дух.

Тимофей ЛАГУТИН, окружной депутат:

— Мы успели застать самый закат пионерского движения, но точно знаю, что каждый из нас хотел побывать в пионерах. Поэтому все стремились лучше учиться, проявлять активность, собирали макулатуру и металлолом, только чтобы из октябрят взяли в пионеры.

Нас первыми, потому что мы хорошо учились, принимали в пионеры в музее завода ЗОМЗ, который был шефом школы № 4. Показывали нам замурованную капсулу, которая должна быть открыта в год столетия комсомола — в 2018-м. Её потом открыли, там было послание потомкам. В Советском Союзе был порядок с идеологией.

Сейчас таких лифтов, как октябрята-пионеры-комсомольцы-партия, у нас нет. Может быть, в современных реалиях заменой пионерскому движению служит «Молодая гвардия» Единой России и волонтёрское движение, которое в последние два с половиной года стало очень заметным.

Владимир ЛОЖКИН, окружной депутат:

— Когда мне повязали галстук, я шёл по улице с такой гордостью, что теперь пионер. Видел, что на меня все смотрят и понимают, что абы кому галстук не повяжут. В то время у нас ещё не было пионерских лагерей, в один из них я попал позже, когда мне было уже 12 лет.

Отец выбил путёвку в лагерь на Чёрном море. Там было, конечно, замечательно! Ребята занимались в секциях лёгкой атлетики, гимнастики и других. Помню, в шахматном турнире я не отличился, зато в шашках занял первое место. Оттуда я приехал бодрый, хвастал друзьям черноморским загаром.

Сейчас пионерскую организацию возрождает Коммунистическая партия. На Красной площади до сих пор проводят приём в пионеры, галстуки новобранцам повязывает наш лидер Геннадий Андреевич Зюганов.

Денис АХРОМКИН, окружной депутат, лидер местного отделения КПРФ:

— Моё пионерское детство пришлось на 90-е годы, так что пионером я успел побыть только один год. Нашим старшим пионервожатым в школе № 18 был Сергей Ванявкин. Пионерскую присягу принимали в музее 1-й Ударной Армии, в школе № 9. Мы застали и пионерлагеря, и игру «Зарница». К сожалению, те лагеря, где я был, — «Юный космонавт» в Загорских Далях и «Огонёк» в Лозе, — теперь разрушены.

КПРФ в рамках своего мизерного бюджета (партия существует за счёт взносов) потихоньку возрождает пионерскую организацию, привлекая детей на различные мероприятия — Первомай, День Победы, субботники и «Зарницы». Но не на государственном уровне это, конечно, не имеет таких масштабов, как это было при СССР. Сейчас это всё есть в очень узких рамках.

Если у кого-то есть желание, в пионеры можно вступить и сейчас. Для этого нужно обратиться в наш офис отделения КПРФ. Но надо сказать, что в округе эта организация пока не развита, на это нужны средства, которых у нас сейчас нет. Я думаю, что сегодня альтернативой пионерии является «Юнармия». Мне очень нравится, как там проводятся мероприятия, и в 18-й школе есть кадетские классы. Всё зависит от директоров школ и их инициативы. Для меня эталоном является наша 18-я школа и её директор — Анатолий Николаевич Егоров.

Дмитрий ПАЛАГИН, окружной депутат, педагог школы № 14:

— В пионеры меня принимали зимой. Помню, было холодно, я шёл по нашему военному городку, расстегнув, несмотря на запреты мамы, пальто. И мне казалось, что красный галстук просто пылает на моей белой рубашке и все на него должны смотреть.

Полтора года я был старшим пионервожатым на Реммаше, куда меня пригласили на работу сразу после школы. Участвовал в парадах, принимал школьников в октябрята и пионеры и регулярно ездил с детьми на уборку картошки и свёклы.

Пионерия дарила нам некую степень ответственности личной и коллективной. Нас прикрепляли к неуспевающим. Так, я подтягивал по предметам одноклассника, можно сказать, это был мой первый педагогически опыт.

Эта организация служила неким прообразом взросления: октябрёнок-пионер-комсомолец. У детей повышалась ответственность и самооценка. Потом это приедалось, но дальше-то у нас КПСС была. И тут ещё было чувство страны, что СССР — это глобальное образование, самое сильное, что мы лучшие, и существуют два мира — нищий африканский и наши счастливые дети в «Артеке».

Создать сейчас что-то подобное пионерии, наверное, проблематично. У детей несколько меркантильное отношение ко всему, духовное отошло на задний план. Хорошо, что государство на это обратило внимание, или просто реальность нас к этому подтолкнула. Я очень надеюсь, что какая-то альтернатива пионерии будет создана, как учитель могу сказать, что детям это нужно. Причём всем, а не каким-то избранным. Их самооценку много что понижает — и неуспеваемость, и трудности с поступлением в институт, и перспективы, и материальное положение, а пионерская организация это сглаживала, делая всех единым целым.

Подготовила Оксана ПЕРЕВОЗНИКОВА

Наш телеграм-канал https://t.me/vperedsp