Что нужно простому человеку для счастья? Где могут быть полезны навыки профессионального психолога и хирурга? Есть ли в муниципальной политике место для «новых Жириновских»? Обо всём этом мы узнаем из уст депутата города Пересвет Сергея Захарова, который рассказывает, каким, по его представлению, должен быть народный избранник.

— Чем занимается пересветовский депутат? Не все ведь понимают, потому и на выборы ходят от случая к случаю.

— Наглядный пример. Не так давно ко мне обратились отец многодетной семьи и чернобыльцы. Ни те ни другие не имеют льготы на уплату земельного налога. А этот налог местный, поселенческий. Я вышел к коллегам-депутатам с предложением помочь нуждающимся, и коллеги это предложение поддержали. Теперь многодетные семьи Пересвета имеют льготу

50 %. На очереди чернобыльцы — на одном из ближайших заседаний постараемся решить и их вопрос. Вообще, задача местного депутата — не только принимать законы для улучшения жизни в городе, но и постоянно общаться со своими избирателями. Для этого зачастую приходится жертвовать и личным временем, и личными средствами. В горсовете Пересвета — пятнадцать депутатов. Четырнадцать — работают бесплатно, а зарплату начисляют только председателю.

— Этакие правозащитники-альтруисты в шаговой доступнос­ти…

— Не вижу тут особого повода для иронии. Простому человеку зачастую нелегко заходить в чиновничий кабинет: невольно натыкаешься на барьер, ведь по ту сторону сидит кто-то, облечённый властью. Сразу ощущается дистанция. Я — чиновник, ты — проситель. А депутат — совсем другое дело. Люди, которые за него голосуют, особенно в таких небольших городах, как Пересвет, все друг друга знают. Человек может окликнуть тебя на улице: «Эй, Серёг, привет! У меня проблема: трое детей, а мне налоги полностью начислили». С этого начинается разговор. От простой человеческой беседы ты не отмахнёшься. Это же твой сосед, твой земля, твой товарищ.

— Со знакомыми, наверное, и лозунгами-то особо не поговоришь? И золотых гор не наобещаешь?

— Депутаты поселений и не обладают такими ресурсами. Да, наказы избирателей мы выполняем. Но на местах людям заоблачные обещания и не нужны. У них все вопросы локальные. И мы их стараемся решать в меру сил. Я, например, со своим помощником веду приём каждое воскресенье…

— Депутату Пересвета положена приёмная?

— Да нет никакой приёмной. Нам выделили стол и несколько стульев в фойе городской библиотеки. Наши активисты размещают объявления в соцсетях, на городских досках объявлений, у подъездов. К нам приходят нуждающиеся люди со всего города, из соседних деревень. Даже, бывает, из соседних городов обращаются за помощью. Чтобы выслушать человека, приёмная и не нужна. Нужны стол, стулья, простое помещение. Летом так и вообще достаточно одного желания выслушать и помочь. Тем более что проблемы преимущественно житейские. Да, не всё в наших силах, не всегда можем помочь делом, тогда стараемся пришедшего успокоить, объяснить ему что-то, поменять его взгляд на проблему. Но если чиновник устраивает волокиту и откладывает дело в долгий ящик — депутат может и обязан вмешиваться. И запрос депутатский составить, и прийти вместе с обиженным земляком на приём к любому бюрократу. Практика показывает, что добиться результата с депутатской помощью гораздо легче, чем без неё. Местные чиновники, видя депутата, понимают: отписками уже не отделаешься.

— У поселений сейчас немного полномочий. Мешает ли это работать?

— Давайте о конкретных делах. Есть в Пересвете улица Бабушкина. Несколько лет назад придомовая территория там была почти полностью разрушена. Чтобы пройти сто метров в сырую погоду, людям приходилось надевать сапоги, вокруг были грязь и лужи… А это город — с этой улицы он когда-то начинался, здесь центральная проходная НИЦ РКП. Я ещё на выборах пообещал жителям, что эта территория будет отремонтирована. Два года добивались — встречались с чиновниками, убеждали, контролировали. Приходилось реально бороться. И мне, и инициативным горожанам. В итоге дожали: коллеги прониклись проблемой и активно помогали… Или, например, есть деревня Красная Сторожка (тоже часть нашего поселения, между прочим), где живут люди и где на второй улице ещё недавно не было ни одного фонаря… К сожалению, чиновники часто за глобальным не видят малого, человеческого. А местный депутат для того и нужен, чтобы вот это малое, человеческое разглядеть. Подарить людям немного счастья легко. Вот во дворе темень и нет фонаря. И вдруг он появляется. И светит — и можно не боясь ходить вечером гулять с коляской. Вот оно — маленькое простое человеческое счастье! Но чтобы его дарить, нужно решать точечные проблемы. Нужно думать по-человечески, а не по-чиновничьи.

— В 90-е депутатов не любили за богатство и высокомерие. Смотрели на них как на людей, которые могут с барского плеча «от­слюнявить» несколько ку­пюр, помочь собрать ребёнка в школу…

— Наверно, и сейчас есть такие, кто может «отслюнявить» и решить локальную проблему. Мне кажется, негативное отношение к депутатам возникло не из-за богатства, а из-за того, что некоторые за своим богатством не видят проблемы людей. Это даже не к депутатам относится, это просто общечеловеческая проблема. Никто не против обеспеченных людей — они должны быть, они были всегда. Но человек, если он решил стать депутатом, должен не наслаждаться своей властью и могуществом, а использовать своё положение во благо тех, кто его избрал. В чём преимущество таких людей? В том, что он может быстрее решать проблемы, не отчитываясь перед государством. Сделать дорожку, площадку. Но в последнее время такое, увы, большая редкость.

— В сухом остатке имеем три вида депутатов. «Кошелёк» — из коммерсантов, «организатор» — директор чего-нибудь с большим количеством подчинённых, «народный герой» — понимающий всё изнутри, на своей шкуре. Какой из них эффективнее и лучше?

— Главное, чтобы человек был небезразличным, чтобы имел желание помогать. На самом деле, помочь можно по-разному: подвезти на своей машине домой, если человек мёрзнет зимой на остановке, взять бабушку за руку и пойти с ней в соцзащиту — выяснять, какие льготы ей положены, поддержать земляка и прийти вместе на приём к главе района. Для этого не тип депутата важен. Для этого важно, чтобы он просто не забывал, что он в первую очередь человек, а потом уже всё остальное.

— Сколько звонков от избирателей в неделю принимаете?

— Летом поменьше. Зимой побольше. Четыре-шесть. Плюс на приём еженедельно три-четыре человека записываются.

— Характер проблем?

— Капремонт, проблемы ЖКХ, земельные и юридические вопросы. Подсказываем вместе с помощником, как можно их решить. Помощник мой — с высшим юридическим образованием, наш земляк, консультирует горожан бесплатно.

— Как родилась идея идти в депутаты? Хотели изменить город, район, планету?

— В основном, когда человек идёт в депутаты, у него уже есть багаж общественной деятельности. Ты уже, когда идёшь, можешь сказать: «Я сделал это, организовал это». Мне было легко избираться. Практически все меня знали. Я работал заместителем директора мебельной фабрики. В свободное от работы время собирал гуманитарную помощь для Донбасса, помогал закрывать ларьки, которые круглосуточно торговали алкоголем. Я, конечно, расстроился, когда областные депутаты снова разрешили торговать спиртным с 9 утра до 11 вечера (раньше было с 11.00 до 21.00). Лоббисты говорят, что деньги от водки пополняют бюджет. Но это полуправда. Государство «в долгую» несёт шесть рублей убытка на каждый полученный от алкоголя рубль. Техногенные катастрофы, несчастные случаи, разрушенные семьи, брошенные дети. Я с этим сталкивался на производстве. Приходилось едва ли не принюхиваться к рабочим, чтобы человек не встал за станок пьяный и без пальца или руки не остался.

— Взглянул ли депутат Захаров на жизнь по-новому после избрания?

— Да. Когда сам в процессе принятия решений находишься, то понимаешь, что не всё так просто и однозначно. Когда ты находишься с той стороны — ты полон огня и веришь, что я сейчас зайду и переверну мир. Это можно сравнить с автомобилем. Ты думаешь: «Вот сейчас сяду и как прокачусь!» Но, оказавшись внутри, ты попадаешь в определённые ограничения, которые не связаны с тобой. Просто так устроен автомобиль. Это не самолёт, не гоночный болид. Сегодня многие пытаются словить «хайп», не разбираясь в тонкостях, мажут всех сплошным негативом. Я же стараюсь объяснять гражданам на приёмах, что во власти есть и неплохие люди, но бюрократическая машина работает так, как это прописано в законах, и никак иначе.

— Возникал соблазн уйти в «хайп-политики»? Эпатажных персонажей сейчас много…

— Знаете, у меня трое детей, жена. Я в браке состою больше 25 лет. Понимаю сам, что для моих сыновей я пример. Если я буду рассказывать, что курить плохо, а сам буду курить, они мне не поверят. Я стараюсь вести себя со­ответственно, чтобы ребёнок видел во мне положительный пример. Сделать плохо — всегда легко. А хорошо — трудно. Стараюсь по стезе эпатажа не идти. Пересвет — маленький город. Тут нужно быть более понятным и приближённым к людским проблемам.

— Каков в вашем понимании идеальный депутат?

— Как я уже говорил, депутат должен быть активным, находиться в прямом контакте с избирателями, быть небезразличным к их проблемам… Поменьше звёздности и пафоса, друзья. Побольше человечности. Всё остальное вторично.